Соседи по географии – соседи по науке

IMG_2917_site.jpg IMG_2922_site.jpg IMG_2954_site.jpg IMG_2931_site.jpg

В рабочей программе прошедшего в Москве саммита Глобального исследовательского совета значился обмен мнениями по двум важным тематикам: "Соседи по исследованиям" и "Женщины в науке".

Кстати сказать, заседание рабочей группы "Равенство и статус женщин в исследованиях" стало самым многочисленным по количеству участников – более 40 человек из 17 стран. И самым продолжительным по времени – обмен мнениями по роли и месту женщин в науке продолжался два дня. В дискуссиях этого круглого стола активное участие приняли глава Национального научного фонда США Франс Кордова, академик РАН Ольга Донцова, член-корреспондент РАН Сергей Деев и целый ряд других экспертов.

Каких-то обязывающих выводов здесь, впрочем, не делалось. Скорее, суммировались мнения. Ибо, как делились потом те, кто принял участие в этом, как оказалось, очень интересном разговоре, всем понятно, что в научных исследованиях нет женщин и мужчин, есть исследователи. Работа которых оценивается не по половой принадлежности, а по реальному вкладу в науку. Но в то же время мужчины и женщины в науке – есть. Причём первых значительно больше, чем вторых. Особенно в арабских и африканских странах. И это положение желательно как-то менять, звать женщин в науку, помогать им в профессиональном росте, исходя из того, что сопротивление среды во многих местах мира заставляет их прерывать научную карьеру. Поэтому участники форума Глобального исследовательского совета решили не оставлять эту тему и в будущем.

Заседание круглого стола "Соседи по исследованиям" было менее многолюдным: в нём приняли участие представители около 20 стран. Это были учёные из СНГ, других стран - близких соседей России – Ирана, Монголии, Турции, Японии. Но также в разговоре участвовали и эксперты из Германии, Люксембурга, Испании, ЮАР.

"Встреча на этом круглом столе открылась фундаментальным, глубоким, всесторонним обзором положения России на научной карте мира. Этот доклад под названием "Наука в России: настоящее и будущее" сделал президент Курчатовского института Михаил Валентинович Ковальчук. И в нём он убедительно показал и доказал, что место нашей страны с мировой науке более чем значимое", - отметил, комментируя ход дискуссии, глава РФФИ академик Владислав Панченко.

По мнению учёного, разговор имел очень большой успех. Он показал, что представители разных стран, как продвинутых в научном отношении, так и пока ещё развивающихся, прекрасно понимают, что научные коллаборации, сотрудничество в исследованиях - и в первую очередь со своими ближайшими соседями – расширяют горизонты возможностей. Причём в наше время, когда наука, что называется, малых лабораторий уходит в прошлое, эти горизонты расширяются всё чаще за счёт использования очень крупных исследовательских установок. Мега-установок для мега-науки.

А крупные установки стоят очень недёшево. Поэтому необходимо кооперироваться. В том числе на уровне государств, которые могут принимать участие в финансировании их создания. А в обмен получать для своих учёных практически бесплатное время для исследовательских работ на них. Так уже делает Россия, и её учёные вполне довольны подобной практикой.

Владислав Панченко привёл свежий пример. Не так давно в Германии, возле Гамбурга, заработал проекта XFEL (European X-ray Free-Electron Laser). Это самый большой в мире лазер на свободных электронах, излучающий энергию в рентгеновском диапазоне с коротким импульсом, и, по словам академика Панченко, "это лучший в мире аппарат на сегодня". Россия внесла в этот проект треть средств, и сегодня она на одну треть является собственником этого уникального научного устройства. А это, в свою очередь, значит, что российские учёные практически бесплатно могут проводить на этой установке свои эксперименты.

Но своя программа развития мегасайенс, то есть создания установок подобного класса, действует и в самой России. Эти установки уже создаются. Но чтобы получить возможность позднее на них работать, учёным других стран нужно уже сегодня проявлять настойчивость и убеждать представителей правительств своих стран, чтобы они вкладывали деньги в строительство мега-установок. Или усилия. Или, при возможности, своё оборудование, если оно производится в данном государстве. Ведь в конце концов эти вложения окажутся сделанными в собственную науку. В чём Россия убедилась лично.

Да, но почему соседи по науке? Ведь она сегодня очень сильно интернациональна, в ней, по идее, все – соседи. Разве этот принцип не может затрагивать и коллег из совсем дальних краёв? Ведь показательно, что в работе саммита ГИС принял участие даже представитель Новой Зеландии Прю Уильямс из тамошнего министерства бизнеса, инноваций и занятости.

На эти вопросы ответил заместитель директора РФФИ по науку член-корреспондент РАН Игорь Шеремет.

"Тем не менее, в науке, как и в географии, есть соседи более близкие и более далёкие, - сказал он. - Есть те, с которыми мы взаимодействуем ежедневно. Есть те, с которыми мы встречаемся реже. Есть те, встречи с которыми и совместная работа приводят к серьёзным прорывам в науке, к серьёзным результатам. Ну, и те, с которыми пока ещё таких прорывов достичь не удалось".

По словам учёного, на заседании разговор шёл даже не столько о соседях, сколько вообще о перспективах международного научного сотрудничества именно в нынешнюю эпоху.

"Было очень интересное обсуждение, - рассказал Игорь Шеремет. - Начал его своим обширным докладом президент Национального исследовательского центра "Курчатовский институт" Михаил Валентинович Ковальчук, который всесторонне обрисовал сегодняшнее положение российской науки в мире. Были приведены цифры, которые говорят о том, что Россия, по сути дела, стала сегодня одним из ключевых спонсоров создания наиболее продвинутых, наиболее сложных и перспективных исследовательских установок. Причём как совместных, так и чисто российских. Ведь прежде всего именно по установкам мегасайенс Россия традиционно, уже много лет, прилагает серьёзные усилия и научного, и финансового характера в интересах развития этого направления фундаментальных исследований.

Было сказано также очень много о природоподобных технологиях – одном из наиболее перспективных направлений современного научного поиска. Была показана нынешняя динамика в развитии человечества. А оно, если не принять адекватных мер, может привести к очень быстрому исчерпанию ресурсов и вообще коллапсу жизни на земле. С этим тоже нужно что-то быстро решать. И как раз переход к природоподобным технологиям поможет разрешить эту важную - по сути, цивилизационную - проблему.

А далее выступили представители национальных академий наук Армении, Белоруссии, Кыргызстана. Останавливались очень подробно на деятельности национальных академий наук, своих научных фондов. Но в конечном итоге мысли у нас, именно соседей и близких соседей по СНГ, сходились на темах налаживания всё более тесных научных коллабораций между нашими странами. Речь зашла, по сути дела, о воссоздании единого исследовательского пространства Евразии".

В первую очередь имеется в виду, безусловно, СНГ, уточнил Шеремет. И добавил одно важное наблюдение: "Фактически соседство в науке – оно проецируется из соседства в политике. Так, например, наличие Союзного государства России и Белоруссии делает нас с белорусскими коллегами самыми близкими соседями. Далее мы очень плотно взаимодействуем с коллегами из ОДКБ, и далее СНГ. А далее можно говорить и о Шанхайской организации сотрудничества, и, наконец, о "большой Евразии", как мы говорим, от Лиссабона до Владивостока".

В то же время, отметил учёный, в классе установок мегасайенс у России есть очень плотное взаимодействие с Западной Европой.

Но разве не возникают здесь новые вопросы – уже юридического, правового характера? Ведь из хозяйственной, из экономической практики известно: кто вкладывался – того, как говорится, и результаты. А как в науке? Когда исследователи из многих стран работают на одних и тех же установках - как они будут делить научные результаты, права на результаты интеллектуальной деятельности?

"Я полагаю, что здесь всё достаточно просто, - считает представитель РФФИ, недавно объявившего конкурс на создание научных работ именно по этой тематике. - Когда мы делаем с зарубежным автором какую-то совместную статью, она принадлежит нам обоим в равной степени. Если нас пять человек из пяти стран, то, соответственно, этим пяти авторам эти интеллектуальные результаты и принадлежат. То же и здесь.

Тонкость тут – и юридическая, и этическая – в другом, - указал Игорь Шеремет. - Скажем, прорывной характер того или иного результата – он, вообще говоря, не всегда прямо пропорционален времени, которое исследователь получил для работы. Например, кому-то досталось на установке поработать один час, а кому-то, условно, год. И вот тот, который работал час, может сделать важное открытие, а второй – нет. И как между ними справедливо поделить результат? А если к тому же тот, кто успел за час, пользовался в своей работе результатами того, кто работал год?".

На самом деле однозначного ответа на этот вопрос нет, говорят учёные. Юридические коллизии в меганауке, вообще в международном научном сотрудничестве будут ещё возникать и уже возникают. Но каких-то последовательных правовых подходов в этой сфере ещё не разработано, отмечалось, например, на заседании бюро Совета РФФИ. Именно по результатам того обсуждения и было принято решение, что фонд объявит конкурсы на работы по фундаментальным юридическим исследованиям, которые должны будут лечь в основу новых, закрывающих будущие коллизии правовых норм.

А пока, считает Игорь Шеремет выход подсказывает сама научная коллаборация: "В науке можно работать совместно, а можно отгораживаться от других – но не факт, что последнее тебе принесет больше пользы, нежели отнимет времени, не принеся никакого результата. А с другой стороны, если учёные работают вместе по одной теме, тот, кто работал год, продвинется вперёд в своих исследованиях одинаково с тем, кто сделал открытие за час.

Есть такая шутка: если у тебя одно яблоко и у меня одно яблоко, то когда мы ими поменялись – у каждого осталось по яблоку. Но если у меня идея и у тебя идея, и мы ими обменялись, – у каждого стало две идеи. В этом весь смысл научного сотрудничества. И из этого должна исходить и научная дипломатия".

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Помог ли вам материал?
0    0