Есть нюансы. Каким может быть научное сотрудничество России и Запада?

После долгих обсуждений в правительстве США вопроса распространения антироссийских санкций на сферу научного сотрудничества 11 июня Управлением научно-технической политики Белого дома было опубликовано заявление о «свёртывании» такого взаимодействия на межправительственном уровне. Это решение распространяется на разработку новых проектов, но оставляет возможность завершения ранее начатых.

Отмечается, что правительственным органам и научным центрам рекомендовано ограничить взаимодействие с руководством российских государственных научных организаций и вузов, а также с «теми, кто публично выразил поддержку» военным действиям России на Украине, как это сделали ректоры ряда российских университетов в своём известном коллективном заявлении. Подобная рекомендация адресована прежде всего таким научным центрам, как Аргоннская национальная лаборатория при Чикагском университете, занимающаяся программами в интересах Министерства энергетики США, или Лаборатория Линкольна при Массачусетском технологическом институте, работающая на Пентагон.

Вместе с тем объявленный таким образом официальный курс США на свёртывание научного сотрудничества с Россией оставляет многочисленным неправительственным учреждениям, в частности, американским университетам, право самим решать, следовать ему или нет, в зависимости от разных обстоятельств. Этот «нюанс» в заявлении официального представителя Госдепа объясняется «крайней децентрализованностью исследовательской системы США, где решения принимаются с учётом очень многих факторов».

Указанным заявлением администрация президента США прервала более чем трёхмесячное молчание по поводу российско-американских научных связей, в течение которого, судя по всему, шли закрытые консультации с лидерами научного сообщества страны, какой должна быть официальная реакция на действия России в отношении Украины. В Вашингтоне воздержались в этом случае от публичных дискуссий, которые велись по поводу введения антироссийских санкций в таких областях, как финансовые, торговые, визовые ограничения. Более того, администрация Байдена предлагала в апреле ввести новые визовые правила, призванные облегчить переезд в США российских учёных-диссидентов, недовольных политикой своей страны. (Этот законопроект был отклонён в Конгрессе США ради достижения совместной поддержки демократами и республиканцами закона о принятии дополнительного бюджета помощи Украине.)

Ввиду отсутствия чёткой официальной линии на свёртывание научного сотрудничества с Россией ряд американских университетов поспешил объявить в одностороннем порядке о принятии собственных мер. Как это сделал тот же MIT, объявивший о прекращении 11-летнего сотрудничества с научным центром Сколково. Однако большинство американских университетов занялось поиском более взвешенного подхода с учётом мнения своих сотрудников, а не призыва украинского президента Зеленского «занять более активную позицию в поддержке Украины», прозвучавшего 16 мая в его видеообращении к участникам встречи Ассоциации американских университетов.

По утверждению экспертов, взгляды формальных и неформальных лидеров «разношерстного» исследовательского сообщества Америки существенно отличаются от подхода к выстраиванию научного сотрудничества с Россией, которого придерживается нынешнее политическое руководство США. Тысячи американских учёных и научных организаций давно и успешно взаимодействуют с коллегами из России в таких далёких от политики областях, как изучение климата, Мирового океана, здравоохранение, космос и других. США фактически являются главным партнёром России, если судить по числу вышедших в период 2017-2019 годов совместных российско-американских научных публикаций. По данным ЮНЕСКО, их было почти 15 тысяч, и они значительно превосходят число подобных публикаций с соавторами из Германии, Франции, Великобритании и Китая.

При таком раскладе руководство США обоснованно опасалось, что слишком крутые меры в области ограничения научных связей с Россией могли вызвать протесты и несогласие внутри страны, в том числе со стороны приверженцев сохранения открытости научных связей с РФ, способных помочь, как это уже было в прошлом, восстановлению основательно подорванных дипломатических контактов. Объективности ради следует отметить, что задержка с официальной реакцией США по поводу выстраивания дальнейшего научного сотрудничества с нашей страной могла отчасти быть связана с тем, что буквально накануне объявления Россией начала ограниченной военной операции на Украине в отставку со скандалом ушёл Эрик Лендер, возглавлявший в администрации президента США подразделение, отвечающее за разработку и проведение научной политики.

С учётом вышеизложенного получается, что застрельщиком разрыва научных связей с Россией выступает Евросоюз, ведущие участники которого во главе с Германией объявили о приостановке сотрудничества в данной области едва ли не с первых дней после начала событий на Украине. В частности, Еврокомиссия с 3 марта прекратила выплату грантов российским участникам исследовательских проектов, финансируемых по линии рамочной программы «Горизонт Европы», и призвала ускорить ассоциацию с антироссийской санкционной политикой такие страны, как Канада, Япония, Новая Зеландия и Южная Корея, под лозунгом «демократического единства в исследованиях». На прошедшей 10 июня встрече министров науки 27 стран ЕС было принято коллективное заявление с дежурным осуждением «российской агрессии», одобрением объявленных санкций и предложением больше полагаться на научную дипломатию, «гарантирующую работу исследователей с партнёрами в странах, где соблюдаются основные принципы и ценности справедливого международного сотрудничества». На прошедшей 14 июня во Франкфурте под председательством Германии встрече министров науки стран «большой семёрки» в преддверии саммита G7 было также принято аналогичное по смыслу (отражающее риторику ЕС, а не США) заявление, содержащее утверждения о том, что научное сотрудничество становится вопросом ценностей, что свобода и демократия являются основой для научного обмена, что надо взаимодействовать со странами-единомышленниками и свёртывать партнёрство с автократиями, такими как Китай и Россия.

Учитывая то, как неоднозначна и непоследовательна до сих пор позиция США в вопросе продолжения научного сотрудничества с Россией, давать оценку перспективам такого взаимодействия сложно и преждевременно. Его отдельные участники с российской стороны (РАН, Роскосмос, Росатом, РФФИ, университеты и многие другие), судя по всему, готовы к любому развитию событий, сохраняя надежду на преобладание здравого смысла в рядах западных партнёров, понимание ими истинного смысла и роли научной дипломатии в современных условиях.

Александр ШАРОВ, советник администрации Российского фонда фундаментальных исследований

 

Источник: Газета «Поиск»
Фото: Wikimedia

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Помог ли вам материал?
0    0