Ударная пятилетка: самые прорывные исследования и разработки российских учёных

Регулярно в России хвалятся достижениями студентов и школьников – то золото на химической олимпиаде возьмут, то серебро на первенстве по подводным роботам, то сразу 7 медалей на онлайн-олимпиаде по информатике. При этом успехи именно в научной сфере освещаются реже и меньше. В 2010 году правительство объявило первый конкурс научных мегагрантов. 40 крупнейших учёных получили по 150 миллионов рублей на два года для открытия передовых лабораторий в России.

Ударная пятилетка самые прорывные исследования и разработки российских ученых_5.jpg Ударная пятилетка самые прорывные исследования и разработки российских ученых_8.jpg Ударная пятилетка самые прорывные исследования и разработки российских ученых_10.jpg

В июне 2019-го стартовал седьмой подобный конкурс. Правда, гранты стали меньше – пообещали уже по 90 миллионов рублей. Но это лишь капля в море. Огромные средства распределяет Российский научный фонд (РНФ) и Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ). Но есть ли результаты? Даниил Кузнецов – о том, чего удалось добиться нашим учёным за последние пять лет.

Физическое зазеркалье

Бесспорно, достижение номер один – открытие гравитационных волн – «ряби» окружающего нас пространства-времени. Да, Нобелевскую премию за это получили Райнер Вайсс, Барри Бэриш и Кип Торн, помогавший, кстати, со сценарием знаменитого «Интерстеллара». Но и российские учёные не остались в стороне. Важно понимать, что любые крупные научные проекты сейчас – это коллаборации множества университетов и научных коллективов. Без такой взаимопомощи, где каждый делает свой маленький участок работы, никакие грандиозные достижения уже невозможны.

Чтобы «поймать» гравитационную волну, требовался очень сложный детектор LIGO (Laser Interferometric Gravitational-Wave Observatory) – циклопический по своим размерам и крайне хитро устроенный. В нем два тоннеля по четыре километра, выкопанных из центральной точки. В каждом из них создан искусственный вакуум (удалён весь воздух), а на концах подвешены на тонких стеклянных нитях огромные полупрозрачные зеркала. В центральной точке стоит светоделитель. На него с определённой периодичностью подаётся лазерный импульс. Светоделитель расщепляет его и отправляет одновременно два луча-копии по обоим тоннелям. Они попадают в зеркала, отражаются и возвращаются обратно к светоделителю, где вновь объединяются и гасят друг друга. Если по какой-то причине этого не происходит, то лучи попадают в фотодетектор, вызывая в нем электрический разряд.

Хитрость в том, что когда сквозь тоннели проходит гравитационная волна, то она на мельчайшую долю миллиметра изменяет расстояния между зеркалами и длину пути, который необходимо пройти свету. В этом случае лучи уже не могут взаимно погасить друг друга, и свет неизбежно «проскакивает» в фотодетектор. Вуаля – гравиволна «изловлена».

На словах все просто, однако сделать это не удавалось ровно 100 лет. Пока группа физика из МГУ Владимира Брагинского (к сожалению, умершего в 2016 году) не помогла создать и так тонко настроить аппаратуру оптической системы детектора, что практически полностью исключило любые механические, термодинамические и иные шумы, позволив экспериментально доказать теоретическое предсказание Альберта Эйнштейна, сделанное аж в 1916 году. Над оптическими изоляторами для зеркал детектора потрудился даже сам президент РАН Александр Сергеев вместе со своими нижегородскими коллегами.

Эхо космических взрывов

Но открытие гравиволн стало лишь началом. 17 августа 2017 года в 15:41 по Москве были одновременно зафиксированы гравитационный и электромагнитный сигнал. LIGO поймала гравитационные волны, а обсерватории «Интеграл» и «Ферми» – гамма-излучение. Так астрофизикам впервые удалось зарегистрировать столкновение нейтронных звёзд с массами около одной-двух масс Солнца на расстоянии 40 мегапарсек от Земли. Подобные явления называют килоновыми (по аналогии со сверхновыми). Спустя месяц авторитетный журнал Science назвал это «научным прорывом 2017 года» и «настоящей симфонией для физиков и астрономов».

Этот факт подтвердил теорию о том, что подобные столкновения могут быть… источником золота и других тяжёлых элементов во Вселенной. На нашей планете и в Солнечной системе сравнительно много золота, платины, иридия и урана. Однако звезды типа Солнца почти не производят ничего тяжелее углерода. Так откуда же золотишко? Раньше была теория, что тяжёлые элементы образуются в результате вспышек сверхновых. Однако потом выяснилось, что темп их генерации там слишком мал. А вот нейтронные звезды – лучший кандидат для этого. Их диаметр обычно меньше среднего российского города, зато масса больше, чем у Солнца. Поэтому там чудовищная плотность вещества и гравитационное поле в 7 миллиардов раз сильнее, чем на нашем светиле. А это именно то, что надо для образования золота, урана и многих других «лучших друзей девушек и атомных энергетиков».

Ну а русские тут причём? Про аппаратуру LIGO мы уже сказали, а вот «Интеграл», который одним из первых зафиксировал гамма-излучение от слияния нейтронных звёзд, – это проект Европейского космического агентства с участием «Роскосмоса» и NASA, в котором российские учёные получают 25% данных. Их анализ выполняется в Институте космических исследований РАН.

«Кислота Гитлера» и невозможная химия

Вряд ли можно назвать другого более успешного мегагрантника, чем вернувшегося в Россию из длительной эмиграции химика, материаловеда и христианина Артёма Оганова. Он и его аспиранты из Сколтеха и МФТИ публикуют столько статей с удивительными открытиями, что выбрать что-то одно трудно. Главный USPEX (Universal Structure Predictor: Evolutionary Xtallography) группы – универсальный и мощный алгоритм прогнозирования структуры химических соединений. С его помощью российские учёные предсказывают новые материалы с суперсвойствами: сверхтвёрдые, магнитные, термоэлектрики, сверхпроводники и т.д. Если удаётся математически предсказать структуру какого-либо соединения, то можно узнать и большинство его свойств ещё до того, как он будет фактически синтезирован.

Одно из самых интересных открытий – «кислота Гитлера». Как известно, все соединения углерода, водорода и кислорода нестабильны при обычном атмосферном давлении. Исключения составляют лишь метан, вода и углекислый газ. Но что будет, если давление постоянно повышать? Как выяснилось, ряд углеводородов способен сохранять стабильность в таких условиях. Например, угольная кислота (H2CO3). Если же давление поднять до совершенно чудовищных отметок в 314 гигапаскалей, становится возможной экзотермическая реакция между угольной кислотой и водой с образованием ортоугольной кислоты (H4CO4). Это соединение пока вообще не удавалось получить в лабораториях из-за его крайней нестабильности. Структура молекулы ортоугольной кислоты напоминает свастику, потому химики в шутку называют её «кислотой Гитлера».

Какой с этого толк? Все очень просто: подобное давление существует в недрах газовых гигантов типа Нептуна и Урана, а значит они могут содержать в себе прослойку из этой экзотической кислоты. Таким образом, даже без космических полётов и исследовательских миссий, мы можем «на кончике пера» узнать структуру и химический состав далёких планет.

Помимо прочего, группа Оганова с помощью USPEXа предсказала, что множество других веществ, запрещённых классической химией, могут быть стабильными при высоких давлениях. Это, например, несколько ранее не известных вариантов обычной поваренной соли – Na3Cl, NaCl3, NaCl7 и даже Na3Cl2 и Na4Cl3.

Скомканный графен

В 2010 году выходцы из России Андрей Гейм и Константин Новоселов стали лауреатами Нобелевской премии по физике за исследование графена. Оба окончили МФТИ, работали в Институте физики твёрдого тела РАН в Черноголовке, а в 1990-е уехали продолжать исследования за границу. В 2004 году они предложили классический теперь способ получения двумерного графена, просто отодрав его скотчем от куска графита.

У графена масса уникальных свойств. Это самое тонкое вещество в мире. Он может быть прекрасным проводником, так как состоит из цепочек шестиугольников углерода, по которым очень легко передаётся электрический ток. Одновременно он может быть и эффективным изолятором. Наконец, графен обладает аномальной эластичностью и при растягивании меняет своё электрическое сопротивление. Последнее из свойств графена в 2018 году объяснили учёные из Института теоретической физики им. Л.Д. Ландау.

Оказалось, что графен – ауксетик. И это вовсе не ругательство. Большинство привычных нам материалов при растяжении в одном направлении удлиняются, а в другом – сокращаются. Резина, металл, ткань – все следует этому правилу. А ауксетики, наоборот, при растяжении в продольном направлении становятся шире в поперечном. Вот такой парадокс.

Чтобы понять, как это возможно, следует представить себе, как на самом деле устроен графен. В реальности это не идеальный плоский двумерный лист, по его поверхности бегут так называемые изгибные волны. Они стремятся скомкать графен, но им противостоят обычные волны сжатия-растяжения. Взаимодействие двух типов волн в итоге не позволяет графеновой пластине сжаться в трехмерный «комок». Поэтому истинная размерность графена находится в промежуточном состоянии между двумя и тремя. Это своего рода «двухсполовиномерный» материал. В «складках» вроде бы плоского углерода запасается дополнительная механическая энергия, которая и приводит к появлению у графена аномальной эластичности и других необычных свойств.

А вот свойства ауксетика зависят от изменения взаимодействия между изгибными волнами и обычными волнами сжатия-растяжения при растягивании графена внешней силой. Чем она больше, тем изгибные волны меньше влияют на параметры материала – доминируют волны растяжения, а при малой растягивающей силе опять сильно влияние изгибных волн. Поэтому графен может растягиваться нормально или как ауксетик – в зависимости от приложенной силы.

Как это может быть использовано? В производстве сверхчувствительных микросенсоров и мембран для микрофонов.

Доисторический бастард

В том же 2018 году исследователи из Института археологии и этнографии СО РАН и Новосибирского государственного университета обнаружили потомка двух разных видов древних людей – неандертальцев (Homo neanderthalensis) и денисовцев (Homo sapiens denisova). Им оказалась 13-летняя девочка, жившая на Алтае более 50 000 лет назад.

Учёные извлекли ДНК из фаланги пальца. Полученную последовательность генов сравнили с геномами из других костей алтайских неандертальцев и денисовцев. Выяснилось, что геном доисторического подростка на 42,4% совпал с геномом денисовца, а ещё на 38,6% – с геномом неандертальца.

К слову, каждый из россиян имеет от 1 до 4% генов неандертальцев – это результат древних скрещиваний предков человека современного типа и ныне вымершего конкурирующего вида людей. Во всем мире их нет только у африканских негров, так как они никогда не контактировали с неандертальцами напрямую. А вот наши прапрапрапрабабушки успели согрешить. И не только они. У жителей Юго-Восточной Азии и Океании есть следы скрещивания даже с денисовцами! Генетический след давно исчезнувшего вида обнаружен у папуасов, меланезийцев и китайцев (хань).

Похвала тщательности

Наука на 95% – это тяжёлый труд, требующий необыкновенной тщательности и большой выдержки. Это доказала команда учёных из Санкт-Петербурга. Им удалось подтвердить, что папилломавирус человека чаще поражает анус жителей культурной столицы, нежели их гениталии.

Чтобы прийти к такому выводу, им пришлось обследовать 609 пациентов мужского пола. Соскоб брали из заднего прохода и мочеиспускательного канала. Чтобы снизить риск заражения мужчин, все процедуры выполнял один и тот же медицинский работник, имеющий большой опыт применения сбора таких образцов. Он вставлял специальную одноразовую щётку на глубину в два сантиметра в каждое отверстие и проворачивал на 360 градусов. И так от 609 до 1218 раз. Точные цифры в итоговой статье не приведены.

Впрочем, в городе на Неве на этом не успокоились. Сотрудник Санкт-Петербургского государственного университета Дмитрий Мелешко изучил состав микробиоты в каловых массах 10 000 американцев. После чего сопоставил его видовой состав с образом жизни доноров фекалий, его изменениями в течение времени, а также установил зависимость разнообразия микроорганизмов в кишечнике с перенесёнными хирургическими операциями, употребляемой пищей и многими другими факторами. Благодаря его усилиям теперь в США есть целая база данных American Gut («Американские потроха»).

Побочным, но важным результатом работы Мелешко стало определение влияния температурного режима на микробный состав кала. Для этого одни добровольцы передавали охлаждённые образцы стула, а другие свои фекалии все время перевозки держали при комнатной температуре. Ну а практический вывод из его исследования простой: чем больше овощей, ягод, фруктов и зелени употреблял американец за неделю, тем выше вероятность, что видовой состав бактерий в его кишечнике близок к норме.

На самом деле при всей кажущейся несерьёзности тема крайне популярная. База на 10 000 образцов кала с микробиотой, увязанная с образом жизни, – чуть ли не самая крупная сейчас. Большие данные нужны для доказательной медицины.

Даниил Кузнецов
Источник: Ruposters.ru
Фото: Пресс-центр ИКИ РАН, Russell Hart / University of Manchester / Reuters.com, AP News

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Помог ли вам материал?
0    0