По следам Святителя. Чем привлекла учёных фигура монаха-затворника

Заведующая отделом Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН профессор Марина Щербакова изучает историю и текстологию русской литературы XIX века. Филологи готовят собрания сочинений классиков, издают труды, посвящённые литературному процессу в России XVIII-XIX веков, светской и духовной словесности. Их академический уровень подтверждён впервые публикуемыми архивными материалами, научными комментариями к ним, основанными на достоверных, тщательно проверенных фактах. Неудивительно, что Издательский совет Русской Православной Церкви в 2010 году именно М. Щербаковой предложил принять участие в подготовке первого научного собрания творений Святителя Феофана (Говорова), Затворника Вышенского.

— Не скажу, что это предложение было для нас неожиданным, — рассказывает Марина Ивановна, — ведь наш отдел занимается не только русскими классиками, но и изучает наследие святых отцов XVIII-XIX веков, поэтому интересной и важной показалась идея выпустить многочисленные творения Святителя Феофана (1815-1894). Мы выдвинули встречное предложение: для начала создать «Летопись жизни и трудов Святителя Феофана, Затворника Вышенского».

Филологи прекрасно разработали этот жанр. Изданы летописи жизни и творчества почти всех выдающихся русских писателей, начиная с Ломоносова. Цель трудов – собрать все известные факты, расположив их по хронологии, соединить разрозненные документы в единый исторический кадр. И без интерпретаций, досужих фантазий представить читателям панораму жизни и творчества писателя. Работа над Феофановской летописью продолжается.

— Что известно о жизни Святителя Феофана?

— В жизни этого выдающегося религиозного деятеля XIX века, прославленного в лике святых, были два периода: до 1866 года и после. В тот переломный год началась эпоха затвора в Вышенской пустыни, продлившаяся вплоть до кончины Феофана в январе 1894 года. На вопрос, почему он уединился, Святитель отвечал так: «Я заперся, чтоб не мешали, но не в видах строжайшего подвижничества, а в видах беспрепятственного книжничества». В те годы он завершил свои главные труды: «Путь ко спасению», «Письма о духовной жизни», «Начертание христианского нравоучения», «Добротолюбие» и др. В затворе все благоприятствовало сосредоточенным занятиям: у Святителя были маленькая домовая Богоявленская церковь, библиотека и мастерская. Феофан – человек рукодельный – считал, что физический труд не отвлекает от основных занятий, а помогает сосредоточиться. Теперь известно, что он несколько раз покидал келью – ездил к врачам в Тамбов и Москву.

До Вышенского затвора жизнь Феофана была наполнена разнообразной деятельностью. Он служил в Киевской духовной академии и Киево-Печерской лавре, Петербургской духовной академии, Русской духовной миссии в Иерусалиме, русском посольстве в Константинополе, Новгородской, Тамбовской и Владимирской епархиях. Чтобы дополнить почерпнутые из книг знания об этих местах, я посетила Иерусалим и Константинополь (Стамбул). В Горненском женском монастыре близ Иерусалима познакомилась с архивом и библиотекой Русской духовной миссии. На острове Халки (Хейбелиада) в Мраморном море, в библиотеке Свято-Троицкого монастыря, изучала коллекцию русских книг, начало которой положил Феофан. А весь его архив хранится в Русском Пантелеимоновом монастыре на Афоне, куда, как известно, женщин не пускают, как и в лавру Саввы Освящённого в Палестине, где иеромонах Феофан (в годы служения в Миссии) уединялся при первой возможности. И все же мне удалось сделать несколько подлинных открытий. Одно из них относится к Святой Земле. В Отделе рукописей Российской государственной библиотеки хранится копия документа с замечаниями и поправками к книге Бориса Мансурова «Православные поклонники в Палестине» (1858). Поскольку это копия, то установить автора по почерку было невозможно. А комментарии к книге Мансурова, по всему видно, составлял человек, отлично знавший тамошние условия. Удивительно, но в афонском архиве обнаружился именно этот текст, и написан он был рукой Святителя Феофана.

В результате поисков накопилось множество материалов о пребывании в Иерусалиме первых сотрудников Русской духовной миссии, и в связи с приближением её 170-летия Миссия предложила нашему институту подготовить отдельное издание – «В преддверии Русской Палестины. Летопись Русской духовной миссии в Иерусалиме. 1847-1854». Она вышла в 2017 году. На основе архивных и редких документов, воспоминаний, дневников, писем удалось воссоздать картину исторической эпохи – начало русского присутствия на Святой Земле, когда велась борьба за владение святыми местами Палестины и Сирии.

— Как возникла идея подать заявку на грант РФФИ?

— Наш отдел сотрудничает с Российским фондом фундаментальных исследований с начала его образования в 1994 году. С Фондом я связана и как эксперт, и как благодарный грантодержатель: РФФИ поддерживал нас в кризисные для отечественной науки годы. Наша заявка на грант отражала один из этапов работы над большой темой и звучала так: «Эпистолярная коллекция архива Русской духовной миссии в Иерусалиме 1865-1880 годов в контексте эпохи». В 2017-м мы получили исследовательский грант на три года, и хотя срок его действия истёк, продолжаем работу в архивах, поиск новых свидетельств, подтверждающих возрастающий авторитет России на православном Востоке. О выполнении гранта мы отчитались перед Фондом достаточно длинным перечнем статей. Замечу, грант был не издательским, а исследовательским. В идеале за таким грантом должен был бы последовать и издательский, ведь материалов становится все больше, открываются новые перспективы. Сейчас в работе у нас несколько рукописей, в том числе путевой дневник историка Погодина, посетившего Иерусалим в 1867 году вместе с женой и её подругой Пельской, которая также вела записи. И теперь мы располагаем их параллельными заметками – впечатлениями и оценками. Убеждена: поисковая работа прекрасна своей бесконечностью. И каждая новая находка вселяет уверенность: главные открытия впереди.

— Вернёмся к Феофану. Какова его роль в создании Русской Палестины?

— По возвращении из Иерусалима Феофан стал наиболее авторитетным экспертом по Святой Земле. В 1857 году русский посланник в Константинополе направил в Министерство иностранных дел записку Феофана «о возобновлении и устроении Духовной миссии в Иерусалиме», характеризуя его как очевидца и почтенное духовное лицо. В последующие годы к Святителю Феофану обращались с просьбой помочь разрешить сложные ситуации. Паломничество из России к святыням Палестины постепенно становилось массовым явлением. Оно было связано с возвращением Русской духовной миссии в Иерусалим, учреждением консульства, Палестинского комитета, а также Русского общества пароходства и торговли.

В Иерусалиме, на Мейдаме, началось возведение Русских построек – Троицкого собора, здания Миссии, Елизаветинского и Мариинского подворий для русских паломников, а также больницы и консульства – о чём могли только мечтать и молиться первые сотрудники Русской миссии. А Святитель Феофан, где бы потом ни оказывался по долгу служения, оставался верен начатому в Иерусалиме делу: помогал составлять первый православный путеводитель по Святой Земле. Газеты его епархий (Тамбовской и Владимирской) знакомили читателей со святынями Палестины, помогали собирать пожертвования для строительства храмов и подворий на новых русских участках.

Начинался расцвет Русской Палестины, связанный с именем архимандрита Антонина (Капустина). Ему, настоятелю русской посольской церкви в Афинах, её первые сотрудники архимандрит Порфирий (Успенский) и иеромонах Феофан (Говоров), покидая Святую Землю 21 мая 1854 года, передали символическую эстафету как будущему выдающемуся руководителю Русской духовной миссии.

Юрий Дризе
Источник: Газета «Поиск»
Фото: Издательство Московской Патриархии

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Помог ли вам материал?
0    0